Отчет о проведенных исследованиях в Департамент Археологии при мэрии г. Орлеана (DRAG d’Orleans) «Раппорт Института и Музея Антропологии (Львов, Украина), проводившего антропологические исследования в базилике Нотр-Дам-де Клери (в королевской усыпальнице и в капелле Сан-Сакремент) в период с 29 августа 2001 года по 17 января 2002 года» от 12.05.2002.

Monsieur Olivier Ruffier
DRAG. Service régional de l’Archéologie 
6, rue de la Manufacture,
45000 Orléans, France
tél.: 02 38 78 85 41
12 мая 2002 г.

 

Раппорт

 

Института и Музея Антропологии (Львов, Украина)*, проводившего антропологические исследования в базилике Нотр-Дам-де Клери (в королевской усыпальнице и в капелле Сан-Сакремент) в период с 29 августа 2001 года по 17 января 2002 года:

 

1. Институт и Музей Антропологии (Львов, Украина), выполняя программу «Исторические персоны Средневековой Европы – галерея портретов - антропологических реконструкций по подлинным черепам»  в лице своего официального представителя Олега Ю. Нестеренко**  предложил руководству мэрии и церкви Нотр-Дам де Клери произвести антропологическое исследование по черепам короля Франции Людовика XI и его жены королевы Шарлотты Савойской, погребенных согласно официальным данным в 1483 г. в базилике Нотр-Дам-де Клери (Клери-Сан-Андре, департамент Луаре, Франция). Черепа короля и королевы уже около 100 лет экспонируются в королевской усыпальнице базилики.

2. Со стороны мэрии,  церкви г. Клери-Сан-Андре, архиепископа Орлеанского, а также  DRAG d’Orléans получены все необходимые разрешения на исследование останков короля и королевы и производства реконструкции лица по черепу (Даты: со стороны мэрии 11.06.2001, со стороны DRAG d’Orléans – 28.06.2001, со стороны церкви Орлеанское архиепископство – 14.12.2000).

3. Была также подписана конвенция-контракт с мэрией г. Клери-Сан-Андре о производстве портрета короля Людовика XI и об оплате этой работы (ниже себестоимости, т.к. часть расходов на себя взял Институт и Музей Антропологи Львов, Украина)(Дата: 16.10.2001).

4. Первичное обследование останков и серьезные трудности, возникшие перед исследованием, обнаруженные противоречия, пути  решения задач.

1)Неожиданные осложнения, возникшие в работе исследовательской группы:

-  29.08.2001. В первый же день обследования д-ром С.А. Горбенко был выявлен факт несоответствия по полу и возрасту черепов, которые представляли Людовика XI и Шарлотту Савойскую: нижняя и верхняя челюсти от комплекса Людовика принадлежали женщине в возрасте 55-57 лет, а крышка черепа от этого же комплекса принадлежала мужчине в возрасте  от 65 лет, нижняя челюсть зеленого цвета от комплекса Шарлотты Савойской принадлежала мужчине в возрасте 60-65 лет, декупированный (распиленный) череп тоже имел выраженные мужские признаки и по возрасту соответствовал человеку от 60 лет, что не совпадало с возрастом королевы.

Из-за многочисленного журналистского представительства в первый день исследования, чтобы не повредить репутации исторического памятника из-за найденных несоответствий в костях погребенных персон с историческими личностями,  д-р С.А.Горбенко только констатировал факт невозможности создать портрет реконструкцию по представленным костям лицевого черепа «Людовика XI», т.к. не доставало практически всех костей среднего этажа лица и большинства костей верхнего этажа. Вместе с тем исследователями было принято решение разобраться в представленных костях и установить  - принадлежат ли останки, экспонируемые в базилике королю Людовику XI, и создать реконструкцию по черепу человека, который представлял Шарлотту Савойскую.

Для производства более тщательного антропологического анализа необходимо было осмотреть содержимое обоих саркофагов из королевской усыпальницы (большого и маленького) на что было получено соответствующее разрешение от мэрии и церкви Клери-Сан-Андре.

При осмотре обеих саркофагов (в присутствии комиссии мэрии и церкви), перед обследованием все содержимое саркофагов фотографировалось), были найдены останки черепа человека – 3-ей персоны, окрашенные в зеленый цвет, они были найдены как в большом, так и в малом саркофаге, кроме того, в малом саркофаге были найдены части мозгового черепа женщины, чьи верхняя и нижняя челюсти почти 100 лет представляли короля. Д-р С.А.Горбенко произвел реставрацию этого черепа, соединив найденные части в анатомической последовательности. Факт перемещения костей между двумя саркофагами стал достоверно установленным.

Для производства реконструкций и изучения костей были сняты слепки с исследуемых черепов.

При изучении доступной нам исторической литературы, прежде всего книг:

1. &nnbsp;    Jacques Heers. Louis XI. Le métier de roi. Perrin, 1999.

2.      Louis Jarry. Histoire de Cléry et de  l’église  collégiale et chapelle royale de Notre-Dame de Cléry. Orléans, H. Herluison, 1899., - Page 430. Reédition à 2001.

3.      Paul Murray Kendall. Louis XI, Fayard, 1974.

4.      Lucien  Millet. Notre-Dame de Cléry, « Les Amis de Cléry », 1993.

были установлены также факты несоответствия в описании королевской усыпальницы у Юга де Божанси (1792 г.),  государственной комиссии (1818 г.), и «открытой  впервые» в 1889 году Луи Саже королевской усыпальнице. Принципиальным отличием было то, что описания содержимого королевской усыпальницы у Юга де Божанси (1792) и у комиссии (1818) практически полностью совпадают и соответствуют в целом картине современного состояния королевской усыпальницы, за исключением одного важного момента, а именно: и Юг де Божанси  в 1792 г. и комиссия 1818 года видела в королевском саркофаге только  один скелет и только один распиленный череп, в 1889 году Луи Саже обнаруживает в королевской усыпальнице в саркофаге уже два скелета: мужчины и женщины, факт несоответствия своей находки описаниям своих предшественников Л. Саже объясняет тем, что и Юг де Божанси в 1792 году и комиссия 1818 года ошиблись, они спускались якобы в гробницу Тэннеги дю Шателя*** – шамбелана короля, похороненного в 1477 году, якобы возле королевской усыпальницы. Однако при этом, Л. Саже ничего не говорит ни о саркофаге Тэннеги дю Шателя, который он должен был видеть в его могиле (а обе комиссии и 1792 и 1818 году описывают большой саркофаг, в котором находился скелет человека с распиленным черепом) (а он описывает свое открытие могилы Тэннеги дю Шателя в 1889 году, которую он видел якобы перед тем, как попал в королевскую усыпальницу. Кроме того, если комиссия 1818 года ошиблась, Л. Саже, (если допустить, что он  был следующим после комиссии 1818 года) – должен был обнаружить в «усыпальнице Тэннеги дю Шателя» бутылку с протоколом описания, которую оставила там комиссия 1818 года,  о бутылке Л. Саже ничего не говорит (учитывая, что в XIX в., королевская усыпальница была надежно замурована и официально не открывалась, то бутылка должна была остаться на месте. Кроме того, очень детально описывая скелет Тэннеги дю Шателя и, не забывая указать про его большой рост и даже заметную рану в макушечной области головы, Луи Саже ни словом не обмолвился, про то, что череп Тэннеги дю Шателя распилен (а обе комиссии и 1792 и 1818 года описывают именно распиленный череп, следовательно, если они по ошибке побывали в усыпальнице Тэннеги дю Шателя, то они оставили описание именно могилы королевского шамбелана: мужчина, похороненный в саркофаге, череп его распилен. Кроме того, Юг де Божанси оставил на стене усыпальницы надпись «Открыто по моему приказу. Юг де Божанси.», а комиссия 1818 года вообще оставила в этом саркофаге протокол-описание усыпальницы в бутылке.  Череп, представленный в королевском саркофаге, как череп королевы – мужской и тоже распиленный, чтобы понять, чей же это череп необходимо было осмотреть могилу Тэннеги дю Шателя. В противном случае, нельзя было утверждать, что распиленный мужской череп, который ошибочно приписывали королеве, может быть черепом короля. Это противоречие можно было разрешить только путем осмотра могилы Тэннеги дю Шателя. Если Луи Саже прав, мы должны были обнаружить там усыпальницу подобную королевской (по описанию 1792 и 1818 годов), в ней каменный саркофаг, в саркофаге скелет крупного человека, череп распилен, на крышке черепа должен быть след от раны, В саркофаге можно было также ожидать бутылку с протоколом комиссии 1818 года и на стене надпись Юга де Божанси 1792 года. Только в этом случае, можно было доверять, как описанию 1792 года и 1818 года, так и описанию 1889 года. Если же мы не обнаруживали бы подобную картину, тогда репутация памятника ставилась бы под сомнение, так как получалось, что описания 1792 и 1818 года, точно соответствующие состоянию королевской усыпальницы  не истины, так как описывают совершенно другое место, а описание 1889 года очень противоречивое само по себе истинно. При этом антропологическая картина свидетельствует о том, что в королевском саркофаге находятся останки двух мужчин и женщины по возрасту не совпадающие с королевой. Если же отбросить утверждение Луи Саже об «ошибке» комиссий 1792 и 1818 гг., тогда получается, что второй скелет появляется в королевском саркофаге только в 1889 году.  Чтобы окончательно разобраться в противоречии в описании Луи Саже, и комиссий 1792 и 1818 гг., а также данных антропологии было принято решение совместно с комиссией мэрии и церкви Клери-Сан-Андре осмотреть могилу королевского шамбелана Тэннеги дю Шателя. (Разрешение  11.10.2001).

11.10.2001 г. совместно с комиссией мэрии и церкви Клери-Сан-Андре была осмотрена и могила Тэннеги дю Шателя (+1483), перед изучением могила и останки  была полностью фотофиксирована. Установлено, что могила Тэннеги дю Шателя представляет собой обычное погребение в деревянном гробу, который истлел остался только след вдоль стены погребальной камеры)****, без всяких следов саркофага, череп рыцаря не распилен, кости скелета за исключением стоп и кистей соответствуют естественному первоначальному трупоположению, череп тоже возможно поставлен на основании Луи Саже (на черепе описываемая им рана), череп не распилен, следов других комиссий или ограбления в могиле нет, по–видимому Л. Саже был первым в XIX в., кто открыл могилу Тэннеги дю Шателя. Поскольку, погребальная камера представляет собой только место для гроба, было сразу понятно, что погребение королевского шамбелана не соответствует описанию комиссий  1792 года и 1818 года. Таким образом, стало понятно, что и Юг де Божанси в 1792 году и комиссия 1818 года действительно побывали именно в усыпальнице, которую сейчас представляют как королевскую. Их описанию можно верить, а, следовательно, в большом саркофаге действительно находился в 1792 и в 1818 году лишь один скелет и лишь один распиленный череп, останки скелета второго человека и останки другого (и возможно третьего черепа) были обнаружены Луи Саже только в 1889 году. Поскольку в могиле Тэннеги дю Шателя нами были выявлены также левое бедро и проксимальный фрагмент локтевой кости от женского скелета, находящегося в королевском саркофаге, вместе с другими фактами противоречия описания Л. Саже с реальной картиной в королевской усыпальнице и описаниями комиссий 1792 и 1818 гг., мы делаем вывод о том, что, скорее всего женский скелет был перенесен из могилы Тэннеги дю Шателя в королевский саркофаг, где до этого момента находился только один скелет и с 1792 года один распиленный череп. Кроме этого, в могиле Тэннеги дю Шателя, нами обнаружен череп мужчины зеленого цвета подходящий к нижней челюсти и скуловым костям из королевского саркофага. Подробное описание находок отражено в протоколах Института и Музея Антропологии (Львов, Украина) и мэрии Клери-Сан-Андре от 16.10.2001.

Кроме того, на скелете рыцаря нами были выявлены следы редких анатомических врожденных аномалий, не описанных ранее в морфологической литературе. Таким образом, скелет Тэннеги дю Шателя помимо доказательств необходимых для идентификации короля Франции нес в себе дополнительную ценную научную информацию. Было принято решение его тщательно изучить и описать. С этой целью в присутствии комиссии мэрии и церкви скелет был поднят нами и описан. (Аттестация от 11.10.2001). Был установлен также факт генетической родственной связи черепа рыцаря дю Шателя с неизвестной женщиной, чьи верхняя и нижняя челюсти были экспонированы как челюсти короля.

Перед исследованием стала новая серьезная задача – установить кто эта женщина, а также личность человека, которому принадлежит череп зеленого цвета. На этот момент исследования наиболее вероятным черепом короля Людовика XI был только распиленный череп из королевского саркофага, который экспонировался как череп Шарлотты Савойской, так как  было  точно установлено, что только этот череп достоверно не покидал королевскую усыпальницу, по крайней мере с 1792 года, по полу и возрасту, он тоже мог соответствовать Людовику XI. Крышку черепа первоначально мы относили к этому же черепу (небольшое несовпадение краев нами трактовалось как следствие неровного распила и повреждения краев при распиливании,  так как присутствие этой крышки тоже фиксировалось протоколом 1818 года).

Однако, требовалось также исключить факт подлога и этого черепа, а также установить по возможности место нахождения останков королевы, т.к. среди исследуемых костей в королевской усыпальнице не было костей женщины 38 лет, (возраст королевы Шарлотты на момент смерти 1 декабря 1483 года).

Кроме того, проведенная нами идентификация останков крупной женщины из королевского саркофага и мужчины, которому принадлежал зеленый череп, говорила за то, что эти два скелета могут принадлежать знаменитому бастарду Орлеана, графу Дюнуа (1402+1468) и его жене Мари д’Аркур (+1464).

Известно, что в 1854 году и в 1887 две комиссии Археологического общества Орлеана проводили свое обследование в капелле Сан-Сакремент (капелле Дюнуа-Лонгвиллей). Ими описываются останки как графа Дюнуа, так и его супруги  Мари д’Аркур. В последней комиссии (1887 г.) принимал участие также Луи Саже. Чтобы исключить вероятность подлога и черепа короля, а также проверить верность версии про принадлежность зеленого черепа и черепа женщины супругам Дюнуа, было принято решение  обследовать могилы Дюнуа и Мари д’Аркур. Кроме того, в случае переноса костей можно было найти недостающие части лицевых частей черепов принадлежащих этим выдающимся историческим личностям, а также возможно нижнюю челюсть от черепа, которого мы идентифицируем как череп  короля. С этой целью было принято решение обследовать погребения Жанна бастарда д’Орлеана и Мари д’Аркур. (Разрешение и аттестация от 27. 11.2001).

27.11.2001 года совместно с комиссией мэрии и церкви были обследованы указанные могилы в капелле Сан-Сакремент (капелла Дюнуа-Лонгвиллей). Сразу же была установлена ошибочность плана размещения погребений предлагаемого Луи Жарри. Так, например, на месте, соответствующем  согласно плану месту погребения Мари д’Аркур мы обнаружили погребение мужчины пожилого возраста (около 60 лет), кости находились в ящике современной работы, имевшем на верхней крышке металлическую табличку белого металла (или алюминий или цинк)  с надписью «Dunois 1468 18**». Следов гроба средневековой работы (свинцового или деревянного) не выявлено.  Подробное описание состояния данного погребения дано в протоколе  от 5.12.2001 года.

Так как согласно плану приводимому Л.Жарри в своей монографии : Louis Jarry. «Histoire de Cléry et de  l’église collégiale et chapelle royale de Notre-Dame de Cléry». Orléans, H. Herluison, 1899., - Page 430. Reédition à 2001., истинная могила  Дюнуа должна была находиться справа от могилы, где мы нашли скелет мужчины в деревянном ящичке с табличкой «Dunois 1468  18**» , мы оценили это вначале, что по неизвестным нам причинам комиссия 1887 года перенесла останки Дюнуа в пустую погребальную камеру его жены, а истинная могила Дюнуа тогда осталась пустой справа. Убрав один камень из боковой перегородки между могилами (чтобы не нарушать плиты перекрытия сверху, мы через отверстие осмотрели могилу, которая согласно схеме должна была быть действительно могилой Дюнуа. Как оказалось, что могила справа от погребения мужчины (на схеме погребения женщины и ребенка) представляет собой засыпанную  до половины землею большую усыпальницу, подобную королевской усыпальнице в центре церкви. У левого переднего угла усыпальницы (по ориентиру - ближе к алтарю) находились собранные в компактную кучу в беспорядке множество костей и несколько некомплектных черепов людей. Согласно схеме приводимой у Л.Жарри это погребение названо «могилой неизвестных персон». Совместно с руководством мэрии и церкви было принято решение осмотреть кости и черепа, находившиеся в этой могиле (т.к. среди них могли быть фрагменты черепов из королевской усыпальницы (Разрешение от 27.11.2001).

Кости и фрагменты черепов были сфотографированы, подняты наверх, и описаны. (Протокол от 5.12.2001 г.). Помимо этого, нами были проведены измерения усыпальницы (как оказалось, она значительно больших размеров, чем это отражено у Луи Жарри, потолок ее сводчатый, под костями нами были также обнаружены важные археологические объекты: обломки как минимум трех саркофагов, фрагменты высокохудожественной резьбы по камню, среди них каменный цветок лилии – традиционный элемент королевского герба династии Валуа, множество ржавых гвоздей четырехгранной формы, непромышленного изготовления, ручная работа (возможно средневековые), следы дерева. На правой стене гробницы остался след (очевидно раннее встроенной  в нее  глыбы (или плиты) из белого мрамора. Все стены и потолок до придела видимости несут следы искусственного разрушения внутренней отделки, вплоть до земли.

На месте нами было проведено первичное антропологическое обследование черепов и костей из неизвестной усыпальницы. Установлено, что некомплектные черепа принадлежат 6 особам: 5 взрослых и один ребенок 10 лет. На черепе ребенка в правой лобно-теменной области четко фиксируется след (50 мм) резанно-рубленной раны. Кости ребенка заметно отличаются по цвету от костей взрослых, что свидетельствует о разных первоначальных условиях захоронения. Среди черепов взрослых внимание на себя обратили, прежде всего, два черепа: фрагмент 2/3 распиленного черепа (идеально подходящий к крышке черепа из королевской усыпальницы и сильно разрушенный череп мужчины с выраженной профилировкой лица (сильно поднятые, выступающие кости носа). С момента находки, эти черепа для исследования стали альтернативными черепами короля Людовика XI. Было принято решение об их тщательном изучении.

Поскольку, было установлено, что схема Л.Жарри содержит серьезные ошибки в масштабе и расположении могил относительно стен и алтаря капеллы, стало ясно, что могила называемая могилой Мари д’Аркур, находится левее того места, где она изображена на схеме. Так как наличие черепа Мари д’Аркур в могиле, является важным доказательством в идентификации короля Франции и исторических персон, имеющих национальное значение для Франции, было принято решение осмотреть, через небольшое отверстие в боковой левой стене мужского погребения могилу, называемую могилой Мари д’Аркур и ее сына Жанна.

При обследовании данного погребения установлено, что данная могила не может быть могилой Мари д’Аркур и ее сына Жанна, так как по величине погребальной камеры предназначалась только для одной взрослой особы, а Жанн Дюнуа – сын Мари д’Аркур погиб и был похоронен до 1463 года, а Мари д’Аркур умерла  1 сентября 1964 года., т.е. если бы мать положили в одну могилу с сыном (рассчитанную на место только для одной взрослой персоны) один гроб (в данном случае детский пришлось бы поднимать и потом  ставить сверху на большой свинцовый гроб женщины, который мы обнаружили на месте погребения, называемого Л.Жарри могилой Мари д’Аркур). Учитывая также, что ящик, в котором сохранялись детские кости современной работы (XIX в.) и то, что среди останков детских костей были кости двух детей – ребенка 10 лет, подходящие к костям и детскому черепу из «могилы неизвестных персон» и кости карлика, это делает еще более сомнительным принадлежность этой могилы жене Дюнуа. Кроме того, изучение черепа и костей скелета этой женщины свидетельствует о тяжелом наследственном заболевании очень похожим на болезнь Дауна, во всяком случае, маленький узкий и низкий лоб вместе с монголоидными орбитами дают картину типичного лица больного с болезнью Дауна. Таким образом, мы считаем, что данная женщина не является Мари д’Аркур. Кроме того, нами найдены серьезные противоречия в описании комиссий 1854 года и 1887 года описывающие могилы Дюнуа, Мари д’Аркур, Франсуа I  Дюнуа-Лонгвилля, его супруги  Аньес Савойской, а также Франсуа II Дюнуа-Лонгвилля и Луи I  Дюнуа-Лонгвилля. Описание отражено в протоколе от 5.12.2001 года.

Поскольку была установлена несомненная связь между  перемещением костей из трех погребений между собой, а именно: между королевским саркофагом, в королевской усыпальнице, могилой Тэннеги дю Шателя и могилой неизвестных персон, обнаружены черепа, имеющие важное историческое и национальное значение для Франции, мы допускали, что недостающие части (лицевого черепа от действительных черепов Дюнуа и Мари д’Аркур,  а также возможно черепа или фрагменты черепов короля Людовика XI и его супруги Шарлотты Савойской могут находиться среди земли, которой засыпана была «могила неизвестных персон», поскольку, в случае недообследования ее терялась бы на длительное время важная  информация, имеющая идентификационное значение, а также возможность реставрации ценных черепов исторических лиц, мы совместно с мэрией Клери-Сан-Андре обратились к Вам с просьбой, либо прислать археолога для проведения археологической разведки земли в могиле, либо  позволить нам провести эту разведку самостоятельно. Получив Ваше согласие на проведение самостоятельной антропологической – археологической разведки (10.01.2002) и необходимые инструкции с 10.01.2002  по 14.01.2002 года нами было произведено изучение грунта и его содержимого в «могиле неизвестных персон».

Ниже мы приводим описание найденного за период первичной антропологической разведки в данном объекте. Схемы, иллюстрирующие изучение объекта, как и чертежи раннее обследованных нами погребений мы приводим в приложении к раппорту ниже.***** Фотографии по всему материалу будут подготовлены к окончанию идентификационного исследования. 

 

Фото.1. Наиболее важные археологические артефакты, найденные С.А.Горбенко во время  обследования  «могилы неизвестных персон» или могилы  «F» в  капелле Сан-Сакремент (капелла Дюнуа-Лонгвиллей) базилики Нотр-Дам де Клери с 10.01.2002  по 14.01.2002 года.  В нижнем ряду слева – две золотые  фибулы или заколки. Клери-Сан-Андрэ, 14 января 2002 г. Фото С.А.Горбенко.

 

Опись обнаруженных объектов в «могиле неизвестных персон»:

 

10.01. 2002.

I. Кости и фрагменты черепов и скелетов людей:

1. Нижняя челюсть мужчины, состоящая из двух фрагментов, сохранившиеся зубы на нижней челюсти в очень хорошем состоянии соответствуют биологическому возрасту 35-40 лет.

2. Верхняя челюсть мужчины с небным  отростком нетипичной формы (трапециевидная, значительно удлинена, с заметно выступающими вперед и в стороны альвеолярными лунками для клыков –3– их зубов).

3.Левая скуловая кость с сильным рельефом, неровная и шероховатая, идеально совпадает по размерам и шву с найденной (пункт 2.) верхней челюстью и левым орбитальным отростком лобной кости  фрагмента 2/3 распиленного черепа (идеально подходящий к крышке черепа из королевской усыпальницы).  

4.Очень массивная нижняя челюсть (из трех фрагментов) человека старческого возраста с утраченными  при жизни премолярами, подходящая по прикусу к найденной (пункт 2.) верхней челюстью и по суставным поверхностям мыщелков с фрагментом 2/3 распиленного черепа (идеально подходящий к крышке черепа из королевской усыпальницы).  

5. Зубы: 3-й зуб (левый клык) идеально подходит по строению корня и коронки к верхней челюсти (пункт 2.), 2  резца по строению корней и коронкам идеально подходят к нижней  челюсти (пункт 1.).

6. Массивные I–й  и II-й позвонки, по суставным поверхностям подходящие к фрагменту 2/3 распиленного черепа (идеально подходящий к крышке черепа из королевской усыпальницы).  

7. Три ключицы массивной формы.

8. Массивная бедренная кость с укороченной шейкой.

9. Плечевая кость белого цвета (отличается по цвету от всех остальных костей) без эпифизов.

10. Бедренная кость с еще несросшейся головкой и тазовой костью ей соответствующей (найденные вместе в правильной анатомической последовательности).

 

II. Фрагменты саркофагов:

1)      три фрагмента саркофага из белого мрамора с художественной резьбой;

2)      три каменных фрагмента саркофага или внутреннего убранства саркофага или усыпальницы окрашенные в черный цвет (один из них в виде раковины);

3)      два каменных фрагмента тонкой резьбы с явным зеленым оттенком;

4)      плоский каменный фрагмент с очень тонкой резьбой в виде малой колоны, в торцевой части изображение окна – арки в мавританском стиле;

5)      фрагменты большого каменного саркофага с художественной резьбой, один  из них с резьбой в виде герба;

6)      каменный фрагмент округлых очертаний с резьбой, окрашенный белой краской со следами рисунка с позолотой;

7)      Камни с визуально хорошо заметными вкраплениями  зеленого цвета (след контакта с оксидом меди).

 

Визуально различимые виды камня найденные в «могиле неизвестных персон:

               1. белый мрамор;

               2.белый камень, окрашенный в черный цвет;

               3. серый камень;

               4.буровато-рыжий камень (из этого материала сделана  королевская    лилия).

 

II. Керамика:

1)      Фрагмент богатой глазурированной керамики;

 

III. Витражи:

Многочисленные останки витражей с хорошо просматриваемыми на свет фрагментами рисунков (роспись средневекового  типа,  XV в.);

 

IV. Металлические объекты:

1)куски свинца (подобные кускам от свинцовых гробов, которые встречались в других погребениях);

2)окисленная зеленого цвета проволока; (очевидно, содержащая в своем составе медь);

3)два металлических объекта (металл белого цвета) грушевидной формы (в диаметре до 8 мм) с отходящими в бок перпендикулярно плоскими тонкими лентами, в одном из них - в виде петли;

4) многочисленные четырехгранные ржавые гвозди непромышленного изготовления (технология ручной ковки) (вероятно XV-XVI вв.).

 

V. Фрагмент ткани (красного оттенка).

11.01. 2002.

 

I. Кости и фрагменты черепов и скелетов людей:

1. Правая  скуловая кость с сильным рельефом, неровная и шероховатая, идеально совпадает по размерам и шву с найденной (пункт 2. описания 10.01.2002) верхней челюстью и левым орбитальным отростком лобной кости  фрагмента 2/3 распиленного черепа (идеально подходящий к крышке черепа из королевской усыпальницы).  

2. Зубы: 3-й зуб (правый клык) идеально подходит по строению корня и коронки к верхней челюсти (пункт 2 описания 10.01.2002.), 3-й зуб (клык) слева идеально подходящий по строению корня и коронки к альвеолярной лунке нижней челюсти (из 3-х фрагментов) старика, 6-й зуб слева (первый моляр) верхней челюсти мужчины(пункт 2 описания 10.01.2002.); 8-й зуб хорошей сохранности, третий моляр,  с еле заметно стертыми бугорками.

3-й зуб (правый верхний клык) по строению корня и коронки идеально подходит к альвеолярной лунке верхней челюсти женщины, чьи челюсти экспонировались в королевском саркофаге, как челюсти Людовика XI, 3-й зуб (левый нижний  клык) по строению корня и коронки идеально подходит к нижней челюсти женщины, чьи челюсти экспонировались в королевском саркофаге, как челюсти Людовика XI.

3. Крупная бедренная кость хорошей сохранности.

4. Проксимальный фрагмент (с головкой) плечевой кости (возле фибулы).

5. Головка правой плечевой кости.

6. Правая ключица длиной 141,4 мм, угол изгиба ближе к женскому (разогнутой формы),   найдена возле 2-й золотой фибулы.

 

II. Фрагменты саркофагов:

1)      фрагмент саркофага с художественной резьбой  - в виде листа дуба;

2)      фрагмент каменной плитки  с тонкой резьбой;

 

II. Витражи:

Многочисленные останки витражей с хорошо просматриваемыми на свет фрагментами рисунков (роспись средневекового  типа);

 

III. Металлические объекты:

1)кусок свинца (подобные кускам от свинцовых гробов, которые встречались в других погребениях);

2)фрагмент металлического изделия длиной – 67,6 мм, шириной 5,9 мм, четырехгранный, немного изогнутый по оси;

3) три ржавые четырехгранные гвозди: длина 35,4 мм и один четырехгранный гвоздь длиной 85,5 мм (все непромышленного изготовления, вероятно XV-XVI вв.).

4) две золотые фибулы высокохудожественной работы (художественной литье, ковка, пайка). Вероятно средневековой работы (см. прилагаемые фотографии).

Первая золотая фибула представляет собой головку правильной формы в виде круга (диаметр 31мм), внутри маленькая барельефная женская головка в профиль, соединенная с внешним кольцом двенадцатью изогнутыми лучами) сзади припаяна круглая в диаметре металлическая шпилька (острый конец отсутствовал) общая длина – 69,9 мм, вторая фибула с целой шпилькой, аналогичной конструкции, общая длина – 103,3 мм. Место нахождения фибул:1-я – на глубине 169,3 см (от высоты потолка, на 44,5 см ниже первоначального уровня насыпанной земли), на 55,0 см от внутренней стены гробницы, на 173,0 см от передней стены гробницы, 2-я на глубине 169,3 см (от высоты потолка, на 44,5 см ниже первоначального уровня насыпанной земли), на 60,0 см от внутренней стены гробницы, на 143,0 см от передней стены гробницы.

14.01.2002.

I. Кости и фрагменты черепов и скелетов людей:

1. Дистальный мыщелок крупной  бедренной кости хорошей сохранности.

2. Ключица взрослого человека без мыщелков.

3. Зуб резец идеально подходящий по строению корня и коронки к альвеолярной лунке верхней челюсти ребенка черепа ребенка 10 лет, имеющего след раны на голове.

 

II. Керамика:

1) Фрагмент керамической вазы со следами копоти;

2) Красная керамическая плитка прямоугольной формы.

3) Синяя глазурированная керамика

 

III. Фрагменты саркофагов:

1)      фрагмент саркофага серого камня с резьбой напоминающей по форме голову коня;

2)      фрагмент саркофага (скорее всего ножка – тумба в виде правильной пирамиды с закругленными углами, окрашенная в черный цвет;

3)      обломки резных колон от саркофагов и внутреннего убранства гробницы;

4)      каменные блоки со следами резьбы (длина не измерялась);

5)      каменный фрагмент фигурки в виде изогнутого параллелепипеда окрашенного с четырех сторон позолоченной краской;

6)      Камни с визуально хорошо заметными вкраплениями  зеленого цвета (след контакта с оксидом меди).

 

IV. Витражи:

Многочисленные останки витражей с хорошо просматриваемыми на свет фрагментами рисунков (роспись средневекового  типа);

 

V. Металлические объекты:

1) кинжал маленький с изогнутым влево лезвием: ручка и клинок изготовлены из одного металла, на ручке отчетливо видны по три заклепки с обеих сторон, внизу маленькая гарда направленная вниз и вперед. Общая длина ручки 61,2 мм, максимальная ширина ручки на уровне 3-ей заклепки – 12,5 мм, минимальная (под гардой) – 10,0  мм. Длина клинка: до места изгиба – 40,2, от места изгиба – 40,0 мм. Лезвие узкое, равномерно сужается к острию, максимальная ширина лезвия у гарды 12,3 мм, минимальная ширина (у  острия – 1,5 мм). Толщина металлической пластинки ручки – 4,2 мм. Кинжал обнаружен в толще грунта ближе к задней стене: на  расстоянии 40,0 см от задней стены, 14,0 см от внутренней стены гробницы, 70,0 см от потолка над ним.

2)  кусок металлической проволоки зеленого цвета.

 

Основная масса фрагментов разрушенных саркофагов и каменного украшения гробницы сосредоточена под землей в задней части гробницы (исследовано и сфотографировано) и возможно вдоль внешней стены (эта область нами не исследовалась), кости, фрагменты черепов в основном сконцентрированы в передней части гробницы ближе к внутренней стене (эта область нами наиболее изучена), хотя наблюдаются  отдельные фрагменты костных останков и зубов по всему периметру гробницы.

Область наиболее частого нахождения гвоздей сосредоточена главным образом вдоль внутренней стены гробницы и проекционно совпадает с наиболее  плотно встречающимися останками костей, зубов и черепов, а также  следами дерева (что приводит к выводу, что первоначально, часть костей могла быть перенесена сюда в деревянном ящике, возможно в гробу).

Керамические объекты встречались ближе к задней части гробницы, металлические объекты не имели четкой локализации и встречались, и могут встречаться по всему периметру. Осколки витражей средневекового типа тоже встречаются  повсеместно.

Фрагмент ткани, золотые фибулы и красная керамическая плитка прямоугольной формы (возможно, ею был выстлан пол гробницы) были найдены практически в центре гробницы.

           К   данному описанию прилагается схема «Могилы неизвестных персон»  и приложение к схеме:

 

Приложение (описание обозначений на схеме  «Могилы неизвестных персон»):

 

1. Грунт, которым была засыпана гробница до начала исследования. h min. (наименьшее расстояние от грунта до потолка гробницы) = 57,6 см, h max(наибольшее расстояние от потолка гробницы до поверхности грунта) =124,8 см (самое низкое место в гробнице, где у внутренней стены, ближе к левому переднему углу находились на поверхности грунта останки 6-ти черепов и собранные в одну кучу кости и костные фрагменты от скелетов).

2. Наиболее изученная нами область – место, где более густо, чем в других местах, встречались разрозненные обломки костей, множество средневековых гвоздей и останки дерева. Именно в этой области  нами 11.01.2002 г. были найдены ювелирные украшения ручной работы – фибулы из  желтого металла (вероятно  золото), фрагмент плечевой кости, ключица и правая скуловая кость человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа. Здесь же обнаружен маленький кусочек ткани красного цвета. Эта область изучена до глубины залегания фибул от потолка гробницы  h = 169,3 см.

3. Область компактного расположения фрагментов уже идентифицированных черепов. Изучен слой грунта  на уровне от 105 см до 167,4 см (расстояние до потолка гробницы). В этой области найдены верхняя и нижняя челюсти и левая скуловая кость человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа,  его зубы (3-и зубы  с верхней челюсти и моляры с  верхней и нижней челюстей), зубы женщины, останки  которой обнаружены в королевской усыпальнице и  в могиле Тэннеги дю Шателя,  зуб десятилетнего ребенка, череп которого имеет след резанно-рубленной раны, на границе этой области с границей компактного расположения крупных фрагментов саркофагов, блоков и украшений гробницы, найдены две напольные керамические плитки буро-красного цвета, в правом заднем углу этой области обнаружены три фрагмента высокохудожественной резьбы на камне, из белого мрамора фрагмент миниатюрного окошка в “мавританском стиле”, из красно-бурого камня фрагмент цветка лили, а  из серого камня тщательно вырезанный лист дуба, возле последнего не идентифицированная пока нижняя челюсти из двух фрагментов. В этой же области мы находили множество фрагментов витражей с примитивной росписью (очевидно, средневекового периода).

4. Область отвала грунта.

5. Область, где компактно встречаются обломки колон, плит, фрагменты саркофагов или  их украшений – фрагменты камня со следами резьбы.

6. Область нахождения останков 6-ти черепов и компактного расположения костей на поверхности грунта.

7. Область, где компактно встречаются останки черепа человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

8. Граница области компактного нахождения останков черепов 6-ти человек и не идентифицированных костей. h=124,8 см до потолка гробницы от поверхности  грунта.

9. Граница области компактного  расположения крупных обломков саркофагов и колон.

10. Средневековые гвозди.

11. Кусочки дерева.

12.  Осколки средневековых витражей.

13. Правая скуловая кость человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

14. Вторая золотая фибула и ключица возле нее.

15. Первая золотая фибула (с отломанным кончиком) и  проксимальный фрагмент плечевой кости.

16. Металлические объекты (белый металл) – «пуговицы»?

17. Шейные позвонки не идентифицированных персон.

18. Кусочек красной материи.

19. Бедренная кость, придавленная камнем.

20. 1-й и 2-й шейные позвонки человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

21. Левая скуловая кость человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

22. Верхняя челюсть человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

23. Фрагменты нижней челюсти человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа.

24. Бедренная кость и часть таза молодого человека, расположенные вдоль каменного блока.

25. Зубы человека, которому принадлежит 2/3 распиленного черепа, зубы женщины, скелет которой находиться  в королевском саркофаге в королевской усыпальнице в центре базилики, зуб ребенка 10-ти лет, которому принадлежит череп со следом резанно-рубленной раны.

26. Каменный листочек дуба, фрагмент украшения саркофага или гробницы.

27. Нижняя челюсть неизвестного (состоящая из двух фрагментов).

28. Фрагмент резьбы на камне – верхний лепесток королевской лилии, маленькая плитка с вырезанным на боковой стороне окном  в мавританском  стиле.

29. Красная керамическая напольная плитка и ключица на ней.

30. Зеленая (окисленная) проволока и фрагменты камня с выраженным зеленым оттенком.

31. Фрагмент камня окрашенного золотой краской.

32. Фрагмент керамической вазы.

33. Маленький кинжал.

34. 1-я скульптурная каменная деталь саркофага окрашенная в черный цвет.

35. 2-я скульптурная каменная деталь саркофага окрашенная в черный цвет.

36. диафиз плечевой кости  белого цвета.

37.  крупные детали украшения саркофагов или гробницы – резьба по камню.

 

Объекты изучения:

В настоящее время исследовательской группой ИМАР (ЛМИР, Львов Украина) изучаются   черепа и останки черепов 12 персон, 6 скелетов и 6 погребений.

Останки всех изучаемых лиц сфотографированы, произведены краниометрические и остеометрические измерения, останки описаны морфологически, описана найденная на костях патология, взят костный порошок и фрагменты костей для произведения биохимических, токсикологических и ДНК –анализов.

Методы изучения:

Для идентификации персон используется оригинальный метод историко-криминалистической идентификации, разработанный в ИМАР для идентификации исторических персон, он включает в себя, как методы антропологической и патоморфологической диагностики, применяемые в современной криминалистике, так и метод сравнительного морфологического изучения генетически близких особ, сравнительной одонтологии, в сочетании с данными генеалогии  и исторических хроник, которые позволяют сравнивать объективные данные антропологического и патоморфологического анализа с достоверными данными из исторических документов, дающие представления о возможном морфологическом облике исследуемых персон. В данном конкретном исследовании нами использована также вся доступная информация, касающаяся истории погребения короля Людовика XI,  его супруги Шарлотты Савойской и их детей, информация об обстоятельствах погребения королевского шамбелана  Тэннеги дю Шателя, информация о погребении Жанна бастарда Орлеана и его супруги Мари д’Аркур и их сына Жанна. Как вспомогательный метод в идентификации персон будет использован также метод пластической антропологической реконструкции лица человека по черепу  М.М.Герасимова-Г.В.Лебединской. По каждому черепу, который хорошо сохранился или подлежит реставрации будет произведена пластическая антропологическая реконструкция.

Часть черепов имеющих национальное значение для Франции, нуждаются в реставрации отсутствующих частей, по разработанной в Институте и Музее антропологической реконструкции методике расчета  корреляций этажей лица, успешно примененной нами при реставрации черепа Св. Бернарда Клервоского. Мы запланировали произвести подобную реставрацию. А после этого, создать портретную реконструкцию.

 

 

Первичные результаты антропологического изучения и историко-криминалистической идентификации проведенной исследовательской группой Института и Музея Антропологии (Львов, Украина), :

 

1)Проведена историко-криминологическая идентификация четырех персон: Жанна бастарда Орлеана, графа Дюнуа, его супруги Мари д’Аркур, их сына Жанна Дюнуа (10-ти лет),шамбелана короля Тэннеги дю Шателя.

2)В настоящий момент проводится историко-криминологическая идентификация короля Франции Людовика XI,  и четырех персон, похороненных в капелле Дюнуа-Лонгвиллей. Для установления личностей остальных необходимо продолжение изучения и анализ краниометрических и остеометрических данных, параллельно с лабораторными методами исследованиями, изучением исторических источников и археологической интерпретацией уже найденных объектов. Кроме этого необходимо, тщательное  археологическое изучение «Могилы неизвестных персон», т.к. среди обломков саркофагов и грунта, могут находиться части лицевых костей короля Людовика XI, череп Шарлотты Савойской,  кости среднего этажа лица Жанна бастарда Орлеана и его супруги Мари д’Аркур. Возможны и другие не менее важные находки.

3) Установлена хронология местонахождения костей и черепов из «королевской усыпальницы» и могилы Тэннеги дю Шателя.

4) Сняты силиконовые слепки для производства муляжей и последующих реконструкций с черепов и останков черепов 7 особ. Изготовлены муляжи слепки –трех черепов исторических особ.

5) В протокольной форме все находки предъявлены комиссии мэрии и церкви Клери-Сан-Андре.

6) Все изучаемые черепа описаны, измерены, сфотографированы, произведен первичный факторный анализ.

7) Произведена первичная реставрация трех черепов исторических особ (Мари д’Аркур и распиленного черепа из большого саркофага, который мы считаем черепом короля Франции Людовика XI и черепа молодой особы из малого саркофага в «королевской усыпальнице».

8) Осуществлены новые измерения всех погребальных камер и гробниц, в которых проводилось исследование, а именно: «королевской усыпальницы», обеих саркофагов в ней, погребальной камеры могилы Тэннеги дю Шателя, погребальных камер женщины и мужчины в капелле Дюнуа-Лонгвиллей, гробницы – «Могилы неизвестных персон».

9) С разрешения DRAG d’Orléans, проведена комбинированная антропо-археологическая разведка в «Могилы неизвестных персон», для дальнейшего археологического изучения подняты на поверхность – важные археологические материалы, свидетельствующие о содержимом объекта, как важного и перспективного в плане археологического и исторического изучения.

10) Систематизированы и разложены в анатомическом порядке и сложены в специальные цинковые ящики останки всех скелетов изученных за это время, а именно: скелет мужчины из большого саркофага «королевской усыпальницы, скелет женщины из большого саркофага «королевской усыпальницы, скелет Тэннеги дю Шателя, скелет мужчины из ящика с подписью «Дюнуа 1468 18**»,  неполный скелет женщины из погребения, называемого «могила Мари д’Аркур  и  ее сын Жанн», черепа из «Могилы неизвестных персон».

11) О результатах научного поиска д-ра Сергея А. Горбенко составлен отчет Дирекции Львовского музея Истории Религии и второй отчет-раппорт в DRAG d’Orléans, написано две научные статьи,  проведена короткая региональная пресс-конференция в Клери-Сан-Андре.

12) В настоящий момент производятся антропологическая реставрация черепов, один из которых может быть черепом короля Франции Людовика XI, с целью проведения последующей реконструкции по черепу.

 

Заключение:

 

1) На основании имеющейся у нас информации мы можем официально утверждать, что расположение костей в могилах исторических лиц в базилике Нотр-Дам де Клери лишь частично соответствует историческим лицам, которых они представляют. В частности только скелет и череп Тэннеги дю Шателя соответствует как этому персонажу, так и  его официальному месту погребения.

2) Что касается останков и места погребения короля Франции Людовика XI, существующие факты – состояние костей, их морфологические данные, место погребения, вступают в серьезные противоречия с достоверной исторической информацией  и  другими фактами, обнаруженными нами в ходе исследования. Во всяком случае, нами точно установлены не менее два случая переноса костей и черепов между двумя гробницами (мавзолеями) и одной могилой, установлены также лица, осуществлявшие перенос и даты этих переносов. В связи с этим, чтобы восстановить реальную картину и вернуть Франции действительный череп короля и место его погребения (которое, кстати, как указывает Жак Ерс, осталось неописанным в документах на момент смерти Людовика XI), требуется дополнительное время для анализа уже полученной антропологической информации, и  продолжение изучение «Могилы неизвестных персон».  По крайней мере, положительным результатом поиска, является факты, свидетельствующие за возможность принадлежности королю одного из трех черепов, а именно: распиленный череп, который находился в большом саркофаге с 1792 года (описанный Югом де Божанси и комиссией 1818 года), представленный потом Луи Саже, как череп Шарлотты Савойской, распиленный 2/3 черепа мужчины, обнаруженного нами в «Могиле неизвестных персон» и сильно разрушенный череп мужчины с сильной вертикальной профилировкой лица, обнаруженный в «Могиле неизвестных персон».  Вероятности для каждого из этих черепов нами изучаются.

3)По имеющимся у нас в настоящий момент данным, мы на основании фактов, подкрепленных доказательствами можем утверждать, что «Могила неизвестных персон», является памятником национального значения для Франции, нуждается в тщательном изучении и реставрации.  По имеющимся у нас данным мы допускаем,  что именно эта гробница была первоначальным местом погребения короля Франции Людовика XI, в этой же гробнице находились останки королевы Шарлотты, если она действительно была похоронена в Клери, а не оставлена в Амбуазе.  И поэтому если череп королевы сохранился, его можно будет найти именно в этой гробнице. Могила, которая в настоящий момент представляется как могила короля Франции, в самом деле является могилой семьи Дюнуа.  Более подробно мы предоставим информацию, по окончанию исследования, когда вся имеющаяся в нашем распоряжении информация будет систематизирована и проанализирована нами.

4) Имеющаяся уже в нашем распоряжении информация позволяет утверждать, что базилика Нотр-Дам-де-Клери, является историческим памятником национального значения для Франции,  в ней находятся погребения и останки по крайней мере четырех персон, сыгравших заметную роль в истории становления Французского государства, кроме того, в настоящий момент нами серьезно изучается теория принадлежности одного из исследуемых черепов историческому лицу имеющему мировое значение. В целях достоверности исследования его имя будет указано позже.

5) Учитывая выше сказанное мы просим DRAG d’Orléans, Service regional de l’archeologie продолжить археологические исследования в базилике Нотр-Дам-де-Клери (особенно в капелле Сан-Сакремент), с тем, чтобы : собрать всю возможную археологическую информацию об этом объекте;

- собрать все возможные черепа и останки черепов, содержащиеся в грунте, которым засыпана эта усыпальница и передать нам для изучения, информация полученная таким образом, поможет нам окончательно решить вопрос о черепах короля и королевы, наиболее полно отреставрировать уже найденные черепа;

- включить антропологические исследования – идентификацию проводимую Д-ром Сергеем А. Горбенко, в государственную программу исследования памятника с табельным финансированием и обеспечением необходимым для работы оборудованием;

- поскольку из уже существующих материалов исследования, археологических находок, муляжей уникальных черепов исторических лиц, фотографий, истории изучения памятника в XIX в. и  галереи портретов реконструкций  исторических лиц похороненных в базилике Нотр-Дам-де-Клери, можно создать перспективный региональный  историко-краеведческий музей в Клери-Сан-Андре, мы  предлагаем Вам включить в государственную программу изучения данного объекта и создание этого музея. Его наличие гармонично впишется в историческую тематику региона, как известно славного прежде всего историей победы Жанны д’Арк и ее компаньона Жанна бастарда д’Орлеана в 1429 году. Среди объектов музея может быть портрет –реконструкция Жанна бастарда д’Орлеана, графа Дюнуа. Кроме того реставрация обеих мавзолеев вернет Франции два выдающиеся исторические монументы – могилу короля Франции Людовика XI, и могилу графа и графини Дюнуа. Вместе с самой базиликой, музеем, эти два монумента составят новый туристический комплекс, который будет способствовать дополнительному притоку туристов в регион, популяризации славной его истории.

- перспективным для функционирования будущего туристического комплекса является наличие в г. Клери-Сан-Андре, инициативных, профессионально подготовленных администраторов, способных руководить работой нового туристического комплекса, таких как заместитель мэра по культуре госпожа Дейниз Рейно, которая является профессиональным историком-медиевистом, немалое значение имеет патриотическая позиция руководства мэрии и церкви, их серьезность и ответственность. Существующий в городе Клери – Сан-Андре офис туризма, тоже является благоприятным фактором для работы как такого музея, так и всего исторического комплекса в целом, так как имеет уже профессиональные наработки в этой области. 

 

Директор Института и Музея Антропологии (Львов, Украина)

Д-р Сергей А. Горбенко

 

Примечания:

* Института и Музея Антропологии (Львов, Украина) – на момент написания данного отчета (раппорта, как его называли французы) я не знал, что Институт и Музей антропологии при ЛМИР так и не сертифицирован. Старое написание сохраняется  автором, поскольку этот раппорт – уже документальное свидетельство 2002 г.

** - в лице своего официального представителя Олега Ю. Нестеренко – по разрешению директора ЛМИР В.В. Гаюка  О.Ю.Нестеренко мной было предоставлено право представлять Институт и Музей Антропологии при ЛМИР во Франции. Это была серьезная  ошибка с моей стороны. Именно О.Нестеренко принадлежит инициатива работы с  г. Клери-Сан-Андрэ,  с которым он списался  и получил на свое имя соответствующие разрешения на исследования.  Со своей стороны я дал согласие на эту работу после телефонных переговоров с О.Нестеренко в начале 2001 г., еще не зная, что разрешения получены на имя О.Нестеренко без упоминания моего имени,  и он является посредником.

*** - Тэннеги дю Шателя – здесь сохраняется старое не совсем верное написание мной на русском языке имени рыцаря (буквально переведенное с французского Tanneguy du Châstel), как написано в оригинале раппорта. Правильно – Танги дю Шатель.

****  -  деревянном гробу, который истлел остался только след вдоль стены погребальной камеры) – моя точка зрения на момент написания раппорта – май 2002 г. Дальнейшие анализ  погребения дю Шателя привел меня к выводу о том, что не было даже и деревянного гроба.

****  - Схемы, иллюстрирующие изучение объекта, как и чертежи раннее обследованных нами погребений мы приводим в приложении к раппорту ниже.  – Эти схемы я оставляю для публикации своей книги.