Неофициальная (нонконформистcкая) французская версия истории Жанны д’Арк: или Ж.Гримо, Ж.Песма, Ж.Жакоби, графа Пьера де Сермуаза, Р.Амбелена и др. по имени авторов наиболее полно ее изложивших и наиболее последовательно защищавших

 

Основные положения нонконформистской неофициальной версии истории Жанны д’Арк : или версии истории Орлеанской Девы  Ж.Гримо, Ж.Песма, Ж.Жакоби, графа Пьера де Сермуаза, Р.Амбелена и др.:

 

 

Медальон Жанны дез Армуаз в замке Жолни. По материалам http://ru.wikipedia.org/wiki/Армуаз,_Жанна_дез

 

  1. Официальная история Жанны д’Арк,  как и вся история средневековой Франции сфальсифицирована по умышленным и неумышленным мотивам.
  2. Умышленным мотивом фальсификации этой истории было желание Карла VII и   политической группировки, приведшей его к власти, было скрыть правду как об  незаконнорожденном происхождении Карла VII, правду об истинном происхождении Орлеанской Девы, правду о тайных интригах арманьякской группировки и организацией ею как  акции появлении Девы, так и участия в дальнейшем ее исчезновении. Еще одним важным мотивом сокрытия правды о тайных интригах арманьякской группировки, приведшей к власти Карла VII  было скрытие от общественности святотатственных фактов манипуляцией церковью, грубого вмешательства в церковную жизнь, оказание  политического психологического давления и шантажа на руководство церкви во Франции и даже на римских пап со стороны представителей французской монархии. Еще одним мотивом  сокрытия информации  о правде в истории Девы Франции были позорные факты организации арманьякской властью ряда преступлений вплоть до убийств (устранения неугодных лиц и свидетелей (в том числе духовного сана) по тому же делу Жанны Девственницы), участия в организации заведомо незаконных процессов и других противоправных действиях. (Р.Амбелен, 1992, Стр. 74-77, 100-118, 145,146-157,   227-230 и др.). 
  3. Так называемая документальная база – сборники документов по этому фрагменту французской истории не является до конца надежной, так как цензурирована государством   и его идеологами (в нее включены документы подтверждающие официальную версию, и исключены все, документы противоречащие официальной версии, показания свидетелей также отобраны и цензурированы), кроме того фальсифицированы еще в средневековье материалы двух процессов Жанны – обвинительного Руанского – 1431 г., и  Парижского реабилитационного 1455-1456 г.Фальсификация проведена еще в эпоху Карла VII и продолжается сейчас, когда умышленно как правило «неизвестными»  уничтожаются важные документы по французской истории эпохи средневековья и Нового времени, как правило, касающиеся свидетельств о преступлениях лиц из королевской семьи Франции и связанных с ними лиц. (С.10-12. 224).
  4. Имеет место неверный перевод средневековых документов с латыни и их искаженная современная трактовка сторонниками официальной версии. «В других случаях делается искаженный перевод произведений  авторов, писавших на латыни. На этом специализируются отцы иезуиты. Как заявил один из них, О. Жювеней: «Интерпретация авторов должна делаться таким образом, чтобы все они, даже будучи невеждами, представали провозвестниками Христа.» »(C.11).
  5. Имеют место факты фабрикации  несуществовавших раннее документов, речь идет о подделке кюре Самье Дамьена Грегуара «Последнего письма епископа Пьера Кошона, судьи Жанны» (С.11.)
  6. Имеет место тайное активное сотрудничество «Центра Жанны д’Арк» в Орлеане, с представителями французской церкви, занимающимися откровенной фальсификацией  истории Орлеанской Девы, в частности  поддержка Р.Перну фальсификата  Дамьена Грегуара, как «научного труда» (С.11.)
  7. Имеет место во Франции организация травли и дискредитации всех исследователей  не разделяющих официальную версию истории Жанны д’Арк, попытки воспрепятствовать им донести информацию о новых документах из истории Жанны д’Арк общественности. Одним из активных организаторов борьбы с инакомыслящими является «Центр Жанны д’Арк» в Орлеане, и его активисты в частности Режин Перну и Мари-Вероник Клэн. (С.11-12.). Их действия находят понимание и поддержку среди части феминистически  или  фанатически-религиозно настроенных лиц, усматривающих в попытках изучения истории Орлеанской Девы – посягательство на веру. (С.209)
  8. Имеет место принуждения авторов, в особенности зависимых от французской католической церкви отказываться от собственных публикаций и взглядов. Речь идет прежде всего об отце Э.Шнайдере и его книге «Жанна д’Арк и ее лилия». (C.11).
  9. Неумышленная фальсификация истории Жанны д’Арк создана естественным образом некоторыми писателями и церковнослужителями как из романтических так из моральных мотивов, в любом случае не искренних и побежденных либо стремлению угодить властям и националистическому общественному мнению, поддержке ксенофобских (то антианглийских, то антинемецких, то снова антианглийских настроений) во французском обществе. Таковы труды Ж.Мишле, Ж.Кишера, (Шарля Пеги, Поля Клоделя). Они выполняют функцию популяризации во французском обществе «нужной»   идеологам  официальной версии истории Жанны д’Арк. (С.100)
  10. СССР длительное время придерживался антимассонской и антисемитской ориентации, в результате, это  привело к тому, что с 1929 г. целый ряд масонов, мартинистов и оккультистов  окончили свою жизнь в советских лагерях. (С.10). Естественно, под запрет попали и их труды. В частности, считается что Р.Амбелен – массон. До 1993 года мы не имели возможности его читать. Это положение у Р.Амбелена на наш взгляд объясняет причину того, что все исследования истории Жанны д’Арк альтернативные официальной государственной французской версии были изъяты из оборота в советской исторической науке, что привело к тому, что теперешняя концепция истории Орлеанской Девы в исторической школе постсоветского пространства  еще более морально устаревшая и консервативная  чем даже во Франции, где постепенно даже ортодоксальные историки начинают признавать отдельные положения нонконформистов, в частности хотя бы то, что имя Жанна д’Арк небесспорно, и происхождение девушки не чисто крестьянское. (Даже Р. Перну начинала писать о «дворянских корнях д’Арков» ).
  11. Столетняя война (1337-1453 гг.) – война между Англией и Францией – продолжение на уровне государственном старого династического конфликта между английскими Плантагенетами и французскими Капетингами, а потом  Валуа.  При этом уточняется, что вообще этот конфликт прежде всего внутрисемейный  между различными ветвями наследников Капетингов и Валуа – английской : представленных наследниками Плантагенетов (имевших французское происхождение) и Капетингов (поскольку мать английского короля Эдуарда  III  Изабелла Французская Капетинг – дочь короля Франции Филиппа IV  Капетинга), отсюда даже Генрих V Плантагенет-Ланкастер имел  кровь Капетингов, а его сын и наследник англо-французского престола Генрих VI  имел еще кровь и Валуа, так как его матерью была принцесса Екатерина Валуа. Французскую ветвь Капетингов-Валуа в этом конфликте представляли короли из семьи Капетингов-Валуа, ведущие происхождение от Карла, графа Валуа – родного брата короля Филиппа IV Капетинга. С 1415 г. французскую сторону в конфликте представляли принцы Орлеанского и Анжуйского дома Валуа. И Карл  де Понтье (будущий король Франции Карл  VII), прямое происхождение которого от короля Карла VI  сомнительно, зато более вероятно происхождение его от принца Орлеанского дома Валуа)  также представлял в конфликте Орлеанский Дом Валуа, а через брак с Марией Анжуйской и Анжуйский дом Валуа. Таким образом,  на завершающем этапе Столетней войны, она представляла собой военно-политический конфликт между  родственниками : с одной стороны стояла семья Плантагенетов-Капетингов-Ланкастеров-Валуа (использовавшая ресурсы Англии и Нормандии), с другой стороны стояла семья Капетингов-Орлеанских Валуа-Анжуйских Валуа (использовавшая ресурсы центральной и южной Франции). (Р.Амбелен. Между кем велась Столетняя война./ Драмы и секреты истории. – Москва: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1993.-  С. 122-127.) 
  12. Король Франции Карл VI ( 3 декабря 1468+ октябрь 1422) был безумным. Безумие поражало короля периодически, начиная с 1392 года. (С. 106,151.).
  13. 18 июля 1385 года Король Франции Карл VI женился на Изабо Баварской (1371+1435). Жениху было 17 лет, невесте – 14 лет.  (С. 106,151.).
  14. Французский двор тех времен был развращен. В замке Боте-сюр-Марн происходили скандальные оргии. За замком находился Венсенский лес, в котором Изабо Баварская устроила причудливый «Двор любви» (С. 151.).
  15. Начиная с 17 летнего возраста (т.е. с 1388 г. – примечание САГОР) юная королева стала изменять королю с его  родным братом герцогом Людовиком Орлеанским. Эта связь длилась до 1407 года. (С. 151.).
  16. Кроме этого любовником королевы  Изабо Баварской был  шевалье Луи де Буа-Бурдон  или  (де Буаредон) до 1416 г. Эта связь длилась 30 лет, до ареста и казни де Буа-Бурдона. В  1417 году любовником королевы стал Великий герцог Бургундский Иоанн Бесстрашный   -  убийца герцога Людовика Орлеанского   (C.151-152.).
  17. Развратное поведение королевы Изабо Баварской поставило под сомнение законнорожденность всех рожденных от нее детей.
  18. C  1395 года король Карл VI  не выносил даже вида своей супруги. (C.151-152.).
  19. Карл  VII  рожден  Изабо Баварской – 22 февраля 1402 г. во дворце Сен-Поль в два часа пополуночи.  (C. 109, 146, 152).
  20. Карл VII  - был незаконнорожденным сыном Изабо Баварской или от герцога Луи Орлеанского – брата короля, или от шевалье Луи де Буа-Бурдона. (C.146-147, 152-153.).
  21. Король Франции Карл VI знал, что Карл VII – сын Изабо Баварской не является его сыном. Он не признавал ни родства с ним, ни его претензий на титул Дофина, ни тем более на корону Франции. Кроме этого, он предпринимал активные меры к тому, чтобы этот претендент на престол не получал поддержки ни в обществе ни в государстве. В письме от  короля Карла VI 17 января 1420 г. отправленном из Труа к жителям Парижа содержались такие слова: «Карл, называющий себя регентом королевства…», «…и в силу этого просит, чтобы в этом случае никто не объединялся с нашим так называемым сыном, не оказывал ему помощи, ни милости никакой…»(C.146 .).
  22. Мнение о незаконности  Карла VII было тогда общераспространенным. (C.147 .).
  23. Карл VII также не пребывал в неведении относительно своего собственного отца: не Карла VI, а его младшего брата, герцога Луи Орлеанского. И явно для того, чтобы отомстить за него, он велел уничтожить его убийцу – Иоанна Бесстрашного, герцога Бургундского. Убийство произошло на мосту Монтро 10 сентября 1419 г. во время знаменитой встречи, которая оказалась западней. Этим и объясняются санкции, принятые против Карла VII в Труа. (С.149.)
  24. 18 апреля 1402 года в замке Боте-сюр-Марн родился еще один незаконнорожденный ребенок : Жан Бастард Орлеанский, граф де Дюнуа, граф де Порсеан и граф де Лонгвиль. Его отцом был герцог Людовик Орлеанский, матерью официально себя признала Марьетт  д’Энгьен, дама де Варенн, супруга Обера де Фламенка, сеньора де Кани и камергера Луи Орлеанского. В то время эта придворная дама считалась одной из официальных любовниц герцога Орлеанского (С. 111).
  25. В действительности, истинной матерью Бастарда Орлеанского была знатная принцесса, честь которой согласилась спасти дама де Варенн. (Р. Амбелен С. 112 ссылка на работу Мишеля Каффена де Мерувилля «Красавчик Дюнуа и его время», книга 1).
  26. Король Франции  Карл VI  жил отдельно от королевы в дворце Сен-Поль, между улицей святого Антония и набережной Сены, заботу за ним поручили молодой женщине Одетте де Шандивер, дочери конюшего короля Удена де Шандивера. «Одетта де Шандивер, прозванная в народе «маленькой королевой», стала одновременно и преданной сиделкой и нежной любовницей бедного короля.» (С.106).
  27. Она (Одетта де Шандивер – примечание С.А.Г.) к тому же родила ему (королю Карлу VI - примечание С.А.Г.) дочь, которую он признал под именем Маргариты Валуа. Эта последняя вышла замуж за Жана де Ардепенна (неверный перевод с французского де Арпедана - примечание С.А.Г.), и их род угас только в  XVI  в. Своей дочери король Карл VI дал герб, подтверждающий ее королевскую кровь : «Усеяно лилиями, пересеченными золотым стеблем». В данном случае стебель означал, в соответствии с геральдическим правилом, незаконнорожденность ребенка. Одетта умерла в 1425 г. в бедности. Добро, которым наделил ее покойный король, было отнято у нее по приказу королевы Изабо Баварской. Один только герцог Бургундский выплачивал ей небольшую пенсию. (С.106-107).
  28. Героиня Франции известная ныне под именем Жанны д’Арк –  в действительности  родилась не в семье крестьян д’Арков и не в Домреми, а была незаконнорожденной дочерью Изабо Баварской  от  внебрачной связи  с герцогом Людовиком Орлеанским – младшим братом короля. (С. 107, 109, 114,120).
  29. При ее жизни никто не называл ее Жанной д’Арк и не обращался к ней как к Жанне д’Арк.  Ее постоянное имя Жанна Девственница, а вовсе не Жанна д’Арк (С.120.).
  30. Жак д’Арк – официальный отец Жанны д’Арк, согласно официальной версии истории не был простым крестьянином, а принадлежал к старинному рыцарскому роду, временно утратившего дворянство во время Столетней войны.  На момент «эпопеи Жанны» он был сельским старостой (дуайеном) с. Домреми, командиром отряда лучников.  (С.103.). Этой семье на воспитание и была передана  незаконнорожденная  дочь Изабеллы Баварской и Людовика Орлеанского. (С.117-118). Своими родными родителями ни Жака д’Арка, ни Изабеллу де Вутон – «мать Жанны» она не считала. (С.221.).
  31. Истинная Орлеанская Дева родилась не 6 января 1412 года (как повествует легенда) и не в Домреми, а  10 ноября 1407  года (по юлианскому стилю) (или 21 ноября по григорианскому) в Париже  у    Изабо Баварской от герцога Луи Орлеанского.  Именно эта дочь и была Орлеанской Девой по версии Р. Амбелена (С. 107,152-153.233).
  32. Ее истинный отец герцог Людовик Орлеанский был убит вскоре после ее рождения – 23 ноября 1407 года на улице Барбетт (С.19 – I.Gobry), после ужина с королевой.  
  33. 6 января 1407/1408 г. новорожденную девочку  с кормилицей тайно привезли в Домреми  в сопровождении Жанны д’Арк – вдовы Николя д’Арка и свояченицы Жака дАрка и Изабеллы, его супруги. (С.118).
  34. Тем временем, в Париже рожденный  королевой незаконнорожденный ребенок был записан умершим через день после своего рождения. (С.113. со ссылкой на работу аббата Клода де Вилларе).  
  35. У Жанны Девственницы и Карла  VII была одна и та же мать и они были таким образом родные брат и сестра. (С.148-149.).
  36. Таинственные голоса стали посещать Жанну с 13-летнего возраста. Амбелен допускает, что эти «видения Жанны» связаны с началом полового созревания. Кроме того, он допускает, то, что девушка была медиумом(?). (С.177-178).
  37. Говорила историческая Орлеанская Дева с выраженным немецким акцентом. (С.144)
  38. Автором  идеи об использовании  дочери-бастарда Изабо Баварской в качестве Девы Франции, явившейся по пророчеству Мерлина, чтобы спасти Орлеан был Жан Бастард Орлеанский – ее брат, по отцу – считает Р.Амбелен ( С.157).
  39. «…раз уж были предприняты усилия по подготовке этоq пропагандистcкой кампании по возбуждению веры в будущее, то Жанну Девственницу тщательно подготовили к выполнению ее задачи. Ей было прекрасно известно, какие взгляды ей надлежало защищать» . (Р.Амбелен, С.154-155.).
  40. В 1428 г. когда перед Орлеанской семьей, а именно: перед Карлом «буржским королем», Жаном Бастардом Орлеанским и Карлом герцогом Орлеанским (находившемся в то время в плену в Лондоне) возникла реальная угроза утраты не только шансов на корону, но и герцогства Орлеанского, они и вся их группировка при Шинонском дворе  решили обратиться за помощью к сестре, чтобы с ее помощью не только ликвидировать военную угрозу, но и убедить общество в праве Карла на престол. С этой целью : 1) было написано письмо жителям Орлеана от Бастарда Орлеанского, что из Лотарингии придет освободительница. 2)Из Лондона от герцога Кала Орлеанского поступил приказ облачить Девственницу в цвета, которые носила Орлеанская династия.3) был организован и устроен ритуал торжественного отъезда Девы из Вокулёра. 4) Была устроена не менее торжественная встреча в Девы с Карлом – дофином в Шиноне. 5) организован и запротоколирован процесс в Пуатье в марте 1429 г. Обосновывавший полномочия Девы и законность принятия помощи от нее Карлом-дофином.6) Организован торжественный въезд  Девственницы в Орлеан во главе войска.7) дальнейший почет и пожалования и знаки внимания, оказывавшиеся  Деве после освобождения Орлеана вплоть до коронации в Реймсе. (С.125-133,144-145).
  41. Во время  эпопеи Жанны появились люди пытавшиеся еще при ее жизни, до ее осуждения в Руане в 1431 объявить ее святой или колдуньей. Р.Амбелен называет следующих :1) некий брат Ришар, предавший ее, пытавшийся изобразить суеверный страх перед нею, приписывал ей сверхъестественные способности – способность подниматься в воздух, переносить своих воинов через высочайшие крепостные стены, «с тем чтобы лучше повредить ей во мнении других» - подчеркивает Р. Амбелен и добавляет – «Все эти обвинения были высказаны и на руанском процессе осудившем ее» (С.188); 2) Катрин из Ла-Рошели, утверждавшая что ее советчицей является некая «белая дама», т.е. фея. 3) Перринаик Бретонка, или Пьеронн – искренне поклонявшаяся Деве, однако на фоне измышлений брата Ришара такое поклонение было вредно и опасно для Жанны. В 1430 г. обе женщины были отвезены бургундцами в Париж, брат Ришар  исчез. Катрин из Ла-Рошели призналась во всем, чего требовали от нее инквизиторы: что она – отнюдь не Девственница и, что господь не возложил на нее никакой миссии. Ее помиловали. Перринаик Бретонка упорствовала в утверждениях, что миссия подлинной Девственницы – божественного происхождения, что она – добрая христианка, что она служит Карлу VII по воле Господней. Она была осуждена  как сторонница Арманьяков, прислужница колдуньи и сожжена живьем на Гревской площади. (С.188-189) 4) «Нам неизвестно кто была четвертая. Но она описана в дневнике парижского горожанина» в августе месяце 1440 г «она была показана народу во Дворце (правосудия – прим.перев.). Там ей было прочитано поучение и было рассказано о ее жизни и состоянии. И сказала, что вовсе она не девственница, что в свое время была замужем и было у нее двое сыновей от одного рыцаря)» (С.189.)Амбелен  отрицает  что эта Лже-Девственница была дама дез Армуаз, сторонники официальной версии (А.Деко и Р. Перну) используют  этот аргумент против версии о Жанне дез Армуаз. 5) Девственница из Ле Мана которую Амбелен также признает самозванкой и подчеркивает, что к даме дез Армуаз она отношения не имеет. (С.190). Сторонники официальной версии утверждают обратное. (Перну и Деко).
  42. Во время эпопеи Жанны во Франции, из-за разных слухов  распускаемых о ней и приписывавших ей фантастические вещи, к ней сформировалось два диаметрально-противоположных отношения: 1) поклонение к ней (в среде сторонников Арманьяков, та же упомянутая Пьеронн Бретонка); 2) суровое осуждение ее в среде бургундцев, парижан  и большинстве служителей церкви, минимальным обвинением которых было обвинение в гордыне за эпитет «дочь Божья», которым якобы наделяли ее голоса. (С.164).
  43. После 24 мая 1430 г. когда она стала пленницей ей предъявили и это обвинение,  как и то, что ее видение якобы от св. Екатерины, что она пленит герцога Бургундского не сбылось, и она сама стала пленницей его вассала графа Жана Люксембургского. (С.164).
  44. Жан Граверан – Великий инквизитор Франции и профессора Сорбонны в Париже однозначно осуждали Деву и добивались передачи ее в свое распоряжение для публичного осуждения.
  45. Но истинная мать Жанны Девы - королева Изабелла Баварская вмешалась в процесс осуждения в Руане в 1431 г. и подключила к делу своего бывшего секретаря и дипломатического агента -  епископа Бовэ Пьера Кошона, верного ей, с тем, что бы не препятсвуя осуждению взглядов Девы, спасти ей жизнь и здоровье. И Кошону так как и английской королевской администрации стало известно, что Орлеанская Дева королевской крови и родственница английской королевской семьи – сестра матери короля. (С.123). 
  46. Вместе с тем, официально признать, что Жанна Девственница –  внебрачная дочь Изабеллы Баварской и  Людовика Орлеанского, значит было утверждать тоже самое о ее сводном брате – Карле VII, что уже было провозглашено его собственной матерью в Трактате, заключенном в Труа. (С.141). – По-видимому, этим мотивом Р.Амбелен объясняет ту секретность, которую упорно сохраняли во Франции вокруг происхождения Девы и имя «Жанны д’Арк» и родство с д’Арками, которым ее наделили  официально на процессе реабилитации в 1456 г. – (Примечание автора очерка -  САГ).
  47. Этот важный факт – статуса «принцессы крови», совершенно исключил для судебного расследования в Руане как применение пыток в отношении Жанны, что было в те времена обычной процедурой инквизиционного судопроизводства, так и реальную публичную смертную казнь, т.к.  особ королевской крови не казнили публично в эпоху средневековья. (С.145.).
  48. Подсудимая Жанна Девственница имела два кольца – одно подарок от отца с матерью, второе – от брата, не уточнено от которого из них. Кольца были отняты у нее бургундцами и Пьером Кошоном, на одном из них была выгравирована надпись та же что и на ее штандарте «Иисус + Мария». Одно из них, с указанной надписью было подарено Девой Генри де Бофору, кардиналу Винчестерскому, позже оно перешло к королю Англии Генриху VI.  (С.178-179.).
  49. Пьер Кошон  так повел процесс Жанны Девственницы, что с одной стороны, скрыв ее истинное происхождение, запутал его,  а с другой стороны,  предъявил обвинение в ереси и  в ведовстве, как от него ожидали англичане, инквизиция и Сорбонна, кроме того, он отделил от соучастия в вине   подсудимой Карла VII и всех раннее поддерживающих ее лиц. Так что получилось, что осуждалась ересь сама по себе, которую проявила якобы сама Жанна Девственица, вне связи с двором арманьяков в Шиноне и без связи с Карлом VII. (С. 168-170, 180.).
  50. Чтобы окончательно скрыть правду и запутать эту историю Пьер Кошон  наново переписал протоколы Руанского трибунала, затратив на это шесть лет. Оригиналы же действительных протоколов  Руанского трибунала и допросов Девы уничтожены им. (С.178, 183.).  
  51. За указанную ересь Дева была публично осуждена и приговорена к сожжению, таким образом, как бы косвенно осуждалась и коронация в Реймсе и все с ней связанное, осуждались также еретические на взгляд французской церкви заявления об избранности Девы. Тем самым, под страхом смерти на костре запрещалось повторять ее утверждения и также похвально отзываться о ней. Несогласных ждало осуждение и смерть, как поступил великий инквизитор Жан Граверан с Пьеронн Бретонской в 1430 г. в Париже.  
  52. Сохранив принцессе Девственнице  жизнь, но вместе с тем устроив публичное осуждение и казнь, П.Кошон тем самым уничтожил этой казнью бывший статус Девственницы –  она уже не могла после этого осуждения претендовать на роль Освободительницы Орлеана и героини Франции – ведь для всего общества официально она была мертва. Другими словами  этой подменой хоть П.Кошон и сохранил Девственнице жизнь, ее имя он уничтожил – это была гражданская казнь.
  53. Для убеждения подданных Франции и Англии, что Жанна Девственница осуждена и уничтожена, была инсценирована смертная казнь 30 мая 1431 года на площади Старого Рынка в Руане, во время которого вместо Жанны Девственницы сожгли другую женщину (С.185-187). В архивах  Нижней Сены и Руанского архиепископства содержаться отчеты о казни пяти колдуний: Аликс ла Русс, Жанна ла Тюркенн, Жанна Ваннериль и Жанна ла Гийоре. Ни слова не сказано о Жанне Девственнице, или о Жанне д'Арк, или о Жанне из Лиса. (С.186.).
  54. Вместе с тем для современником Жанны Девственницы не осталось секретом информация о том, что вместо нее сожгли другую. Во всяком случае, и высшее английское руководство, и при дворе Карла VII избранные об этом знали, знали об этом и родственники Орлеанского Дома причастные к этой истории (С.183-185-187).
  55. Тем временем Дева, находилась в заключении в одном из замков, принадлежавшем соучастникам по заговору – Р.Амбелен считает, что это был замок Монротье, расположеный  у деревни Лаваньи (Лаваньи Горж-дю-Фьер), в двух лье от Анесси – столицы герцогства Савойского. Сеньором  замка был Пьер де Монтон-Монротье -  вассал герцога Савойского Амедея  VIII . Именно его прислал герцог на тайный совет в Руан 13 мая 1431 г. Именно Пьер де Монтон – Монтротье стал на четыре года «тюремщиком Жанны» (С.199-200.).
  56. Жанну Девственницу освободили в 1436 году в связи с войной, которую вел Ренэ I Анжуйский (шурин Карла VII) в Лотарингии против графа де Водемона. Кому-то из троих или Ренэ Анжуйскому, или де Ксантрайю или де Родемаку  пришла в голову мысль использовать  Жанну, как «некий магический талисман победы»(С.208).
  57. Она появилась в 20 мая 1436 г. под Мецем в Гранж-оз – Орм под именем Клод. (С. 201.) Доставили девственницу в Лотарингию Жан Потон де Ксентрай и его помощник Жан де Бланшфор во главе их «ветеранов». (С.207-208). Приглашенные Робером де Бодрикуром два брата и одна сестра Жанны д’Арк признали Девственницу. (С.205). 
  58. 21 мая 1436 года рыцарь Николя Лув дал ей скакуна ценой в 30 франков и пару кожаных поножей. Сеньор Обер Буле дал ей капюшон, а владыка Николя Гронье – меч.  (С.202).
  59. Далее она пребывала в Арлоне  возле герцогини Люксембургской. (С.216).
  60. После этого она уехала с графом де Варнербургом к его отцу герцогу де Варнербург в Кёльн (С.216.) В Кёльне она встала на сторону одного из претендентов на пост архиепископа в Трире, в связи с чем возбудила к себе внимание инквизиции и ее вызвал к себе на расследование инквизитор г. Майнц о. Генрих Кальтизерен. В связи с этим ей пришлось срочно покинуть Кёльн и вернуться в Арлон, а затем в Мец. (С.217-218.).
  61.  Затем официально бракосочеталась 7 ноября 1436 г.  в Гранж-оз-Орм с сиром Робером дез Армуазом, завещавшим ей по брачному контракту  получать  арендную плату с  одного из его фьефов, сданных в аренду, специально с этой целью. (С.193-194).
  62. После этого она оставила этого мужа (который затем ушел в монастырь) и уехала к  Жилю де Рэ. Этот капитан Орлеанской Девы тоже ее узнал и предоставил помощь и войска, с которыми Девственница  воевала  позже в Пуату, в Аквитании  и  Бретани с 1437 по июнь 1439 г. (С.219). Отряды Дамы дез Армуаз действовали совместно с войсками короля Кастилии, с которым Девы связал Жан д’Арманьяк, в то время находившийся на испанской службе. (С.219.) Она одержала ряд побед под Блэ, Бордо и Ла-Рошелью.
  63. В августе 1439 года она прислала своих герольда и брата (Жана дю Лиса) в Орлеан для договоренности о встрече с королем Карлом  VII. (С.209-210.).
  64. Встреча между Жанной и Карлом VII  состоялась в конце сентября 1439 года в Орлеане в саду Жака Буше. На встрече присутствовали помимо короля Карла  VII Жан Дюнуа, бастард Орлеанский, Карл Анжуйский, господин де Шомон, архиепископ Вьеннский, и Жан Рабато, в доме которого Жанна проживала в 1429 году. Все они знали подлинную Орлеанскую Деву в лицо. Все они и король и его двор признали в даме дез Армуаз – Жанну Девственницу. Между ней и королем состоялась теплая встреча и разговор (С.210-211.). 
  65. С проживавшей в Орлеане с 1438 года «официальной» матерью Жанны  дама дез Армуаз не встречалась. (В этом году скончался официальный отец Жанны – Жак дАрк.)   Изабелла де Вутон никогда не осмеливалась к ней обращаться и просить ее о чем-либо. (С.212.221.). 
  66. С августа – сентября 1439 года Орлеан прекратил ежегодные мессы за упокой души той, которую считали погибшей в Руане. (С.212).
  67. В честь Дамы дез Армуаз в Орлеане устроили пир. Расчет – оплата за него из казны магистрата датируется 4 сентября 1440 г.  (С.221.).
  68. Р.Амбелен считает, что после встречи с королем Карлом VII Жанна в статусе Дамы дез Армуаз вернулась обратно в Лотарингию к супругу Роберу дез Армуаз. Проследовала она через Монтаржи,Труа, Сен-Дизье, Коммерси,Токур до Жольни, где ее ждал супруг.  (С.221).
  69. Вернувшись в Лотарингию Жанна очень скучала. Детей у нее не было. Она стала крестной матерью сына кузена своего мужа  Луи дез Армуаза проживавших в сеньории Отре-сюр-Мадон. В этой сеньории было маленькое село Пюллиньи, в котором находилась бедная церковь, над  которой Дева приняла опеку и скрасила ее, пойдя на большие затраты. Затем она пожелала быть там похороненной. (С.223).
  70. Она умерла в 1449 году и была там похоронена. (С.223-224). Дату смерти смерти Р.Амбелен устанавливает по упоминанию  в  счетах Орлеанской крепости слов «покойная Девственница» с 1449 года (С.221). Утверждение о том, что именно в Пюллиньи была погребена в 1449 г. Жанна дез Армуаз базируется на свидетельстве аббата этой церкви Пиана, который утверждает, что в церкви была надмогильная плита с конкретной надписью. Плита исчезла в 1890 году. (С.224.).
  71. Ее супруг Робер дез Армуаз, похоронен возле нее в 1450 году, он пережил ее на год. (С.222).
  72. 15 февраля  1450/1451 года Карл VII дал письменное распоряжение Гийому Буйе – доктору богословия начать следствие по делу Жанны Девственницы, приговоренной церковным судом к сожжению за ересь, колдовство и др. (С.225.).
  73. Лишь спустя четыре года после того как комиссия по расследованию, созданная Гийомом Буйе положительно решила вопрос  о начале процедуры реабилитации, в Рим к папе римскому Николаю V было направлено частное прошение о реабилитации Девы, подписанное Пьером д’Арком, мнимым братом Жанны и Изабеллой де Вутон, по прозвищу Римлянка, мнимой матерью Девы. (С.227).
  74. Процедура сбора свидетельств для процесса реабилитации была явно субъективная – предпочитали выслушивать одни свидетельства и не выслушивать другие. Кроме того, внезапно исчезли несколько важных свидетелей – судей руанского трибунала: внезапно скончался Филибер де Сантиньи, епископ Кутанса, скоропостижно умер Пьер Луазлер, спасшийся бегством в Базель, также внезапно умер Николя  де Ру. Несчастный случай произошел с вдохновителем судебного процесса Жаном д’Эстиве, исчез комиссар-следователь Ла Фонтен (С.227).
  75.  «…те, кто вел допрос, сумели побудить свидетелей по любому поводу утверждать, что она была простой, очень простой…» цитируются слова из закрытой в СССР работы Анатоля Франса. (С.229).
  76. 7 ноября 1455 г. (18 ноября по григорианскому календарю) в канун дня когда праздновался св. Клавдий Тюремщик – открылся торжественный процесс реабилитации Орлеанской Девы в Париже в соборе Нотр-Дам. Изабелла де Вутон, его официальный инициатор на нем не присутствовала, хотя и умерла только в 1458 г. (С.229.).
  77. В 1456 г. папа Каликст III подписал рескрипт о реабилитации (С.229).
  78. Когда граф Дюнуа, один из соратников Девы, в то время ставший принцем крови и наместником королевства, узнал об этом, то повелел поставить «Крест Девственницы» у дороги в Пуасси – дабы дать знать воинам и населению, что Жанна оценена по достоинству и справедливость восторжествовала. (С.230).
  79. И  папа Каликст III и папа Пий II, его преемник были посвящены в тайну происхождения Жанны, ее перестали изображать как ведьму, но в то же время перестали изображать как посланницу Господню, руководимую архангелами и святыми великомучениками. (С.228).
  80. Великий герцог Бургундии Карл Смелый знал «тайну Жанны Девственницы» - о принадлежности ее к королевской семье Франции, от своего отца и участника  событий герцога Филиппа Доброго. Об этом осталось документальное свидетельство 1474 г. (С.214.)
  81. В 1831 году Жюль Мишле, директор Национального архива стал автором первой легенды, продиктованной политическими и демократическими соображениями. В своей шеститомной истории Франции, он нарисовал такой женский образ, который должен был полностью соответствовать его идеалам. (С.100.).
  82. В 1850 г. Жюль Кишера в  своих «Новых заметках по поводу истории Жанны д’Арк»  признал, что показания жителей Домреми «полностью совпадают: они изображают Жанну существом незначительным, робким и набожным» (С.229.).
  83. В конце XIX века во Франции было инициировано причисление Жанны к лику святых. В 1890 году была уничтожена неизвестными надмогильная плита Жанны дез Армуаз  в Пюллиньи. (С. 224.).
  84. В 1890 г. в труде историков Дезире Бланше и Жюля Пинара Жанна называется «Дочь народа» и создан основной академический текст, легший в основу всех дальнейших академических изданий, в этом варианте изложении Жанне приписывалась инициатива спасти королевство, от …иноземцев. Но это писалось вскоре франко-прусской войны 1870-1871 г., с тем, чтобы подогреть реваншистский дух французов. (С.101.).
  85. В этом же труде Жанну наделяют фамилией д’Арк, которой она не пользовалась, и которой ее никто никогда  не называл. (101-102).
  86. В 9 мая 1920 г. по настоянию французского правительства и французской католической церкви Жанна д’Арк была канонизирована папой Бенедиктом XV  как святая Жанна.  (С.97).
  87. В 1952 году о. Эдуард Шнайдер издал книгу «Жанна д’Арк, ее лилии, легенда и история» в издательстве «Грассе». (С.230.). В книге он засвидетельствовал на основании документов найденных им в Ватикане в 1935 г. (протоколы отчетов руанских судей папе 1434 -1435 гг. – С.294  и «книга Пуатье» - С.297)  , что Жанна Девственница – особа королевской крови, в частности, дочь Луи Орлеанского и Изабо Баварской. (С.297.). По утверждению историка Ж.Песма, ссылающегося на контакты с о.Э. Шнайдером, доступ к этой книге Э.Шнайдеру случайно открыл ватиканский библиотекарь кардинал Тиссеран. (Из письма Ж.Песма папе Павлу VI от 4 июня 1972 г. С.297.).
  88. Книга Шнайдера вызвала активность среди историков-нонконформистов, придерживающихся версии о королевском происхождении Девы и гнев кардинала Тиссерана, библиотекаря Ватикана, который в свое время показал книгу Пуатье о.Э. Шнайдеру. (С.231,297,298.).
  89. Вскоре после выхода  его книги о.Э. Шнайдер получил «просьбу» не распространять более информацию о Деве, «дабы не разрушать легенду» (С.231.) С тех пор  Шнайдер стал избегать историков, интересовавшихся его находкой. Он умер в 1960 г. спустя 8 лет после своей публикации в возрасте 80 лет. (С.232.).
  90. После его смерти в 1960 г. кардинал Тиссеран бывший библиотекарь Ватиканской библиотеки,  начал повсеместно выступать в печати против Жерара Песма – заинтересовавшегося находкой Шнайдера и утверждать, что книги Пуатье и других документов касающихся Девы в Ватикане нет. (Из письма Ж.Песма папе Павлу VI от 4 июня 1972 г. – С.298.).
  91. В октябре 1979 году на семинаре, посвященном Жанне д’Арк в Орлеане, организованном при активном участии Р.Перну Жерар Песм попытался продемонстрировать председателю жюри  Пьеру Маро, директору Национальной школы Хартий фотокопию одного документа XV в., имевшего отношение к дискуссии. «Его тотчас же окружила толпа разъяренных ортодоксов, которые пытались заткнуть рот 80-летнему старцу, применяя выражения весьма резкие и недвусмысленные. Что касается монсеньора Маро, он лишь громогласно заявил, что документ поддельный и он категорически отказывается его рассматривать. … А по окончанию «семинара» он же повернулся к Жерару Песму и смущенно прошептал: «Вы честный человек, господин Песм»  (С.12.).

 

Основные источники, использованные для этого очерка-компиляции:

  1. Робер Амбелен. Драмы и секреты истории. Перевод с французского. Переводчик Н.Б.Орлов.- Москва: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992.-  304 с., ил.

Список ссылок у Р.Амбелена – источники Р.Амбелена:

Версия истории Жанны д’Арк изложенная у Р. Амбелена приводиться также в следующих книгах, изданных на русском языке:

Е.Б. Черняк. Судебная петля: Секретная история политических процессов на Западе. – Москва: Мысль, 1992. – 605.[1] c.

С.Ю. Нечаев. Жанна д’Арк: тайна рождения. – Москва: «АСТ-ПРЕСС КНИГА»,2005. – 288 с. 8 л. ил. (Историческое расследование).

А. Деко. Была ли сожжена Жанна д’Арк?/Великие загадки истории.  – Москва: Вече, 2000. - С 123-135.

 

Главным борцом и противником против версии французских  нонконформистов  официально выступает «Центр Жанны д’Арк» в Орлеане при поддержке в своё время академика Мориса Гарсона. О нем и его объективности есть краткая и емкая характеристика у Р.Амбелена. (С.211.). Долгое время его бессменным руководителем была  м-ль Режин Перну -  активная пропагандистка  официальной версии  и весьма агрессивный цензор версий истории Девы,  с ней не совпадающих. После ее ухода, центром руководила ее ученица Мари-Вероник Клэн. В настоящее время Центром Жанны д'Арк руководит   известный медиевист проф. Ф.Контамин. Именно он совместно со своим сотрудником д-ром Оливье Бюзи  в настоящее время является главным  критиком  всех  нонконформистких версий истории Орлеанской Девы. Активным помощником его выступает также проф. Сорбонны Колетта Боннэ, которую массмедия пытаются представить главным идеологом - защитником официальной версии истории Жанны д'Арк.

Весьма популярным  «неофициальным» критиком версии нонконформистов Гримо-Пема-Жакоби-Сермуаза-Амбелена выступает также французский «независимый» исследователь и писатель Ален Деко. Особенностью «свободного стиля» Деко является его неподражаемая манера критиковать неудобные документы путем ссылки на другие «документы», происхождение которых читателю, если он не специалист,  как правило, неизвестно. Как неизвестна и причастность некоторых создателей этих документов к интриге с Жанной и фальсификацией действительной истории.  Но что преступно и непозволительно для кадрового ученого вполне позволительно «свободному писателю» - образом, с которым позиционируется Деко. Таким образом, он пропагандирует официальную версию и компрометирует неофициальную, находясь в абсолютно безопасном с точки зрения серьезной критики статусе «вольного художника». Беда только, что большинство читателей ослепленные информированностью этого «эрудита» об этом даже не подозревает. Как и не подозревает о существовании тайной поддержки этого «независимого автора» со стороны наследников кардинала Тиссерана и Режин Перну, занимавших и занимающих во Франции официальные посты.

Априори критично и предубежденно против нонконформистов написан эрудированный  и богатый фактами очерк Е.Б. Черняка, пожалуй, наиболее сильное на русском языке выступление против  версии истории Гримо-Жакоби-Песма-Сермуаза-Амбелена. Слабостью Черняка является разве что нескрываемое пренебрежение к версии несогласных, надменный тон критики и поспешность с осуждением, выдающей некую пристрастность. При этом академичность изложения и незаурядная осведомленность этого автора с  самыми закрытыми французскими документами контрастирует с загадочностью личности самого Е.Б. Черняка, ибо такого профессора или академика в РАН нам обнаружить пока не удается.  Непонятно зачем историку-медиевисту профессионалу скрывать свое имя и место работы и писать под псевдонимом.

 

 

 

 

 

 

/p